nino56: (я)
Этот рассказ я готовила для конкурса в сообществе. К сожалению, конкурс не состоялся, хотя рассказы были там напечатаны  для зрительского голосования.К этому рассказу было одно замечание: не хватило интриги.
 А вот, собственно, и сам рассказ
.



- Эй, пора вставать, будущий лауреат!- бесцеремонно тормошил своего киборга Сэма Рой Джекинг.- Процесс самопознания не завершён до конца…

Киборг лениво потянулся, зевнул и сказал:

-А я и занимаюсь самопознанием. Надо же мне освоить эту биологическую оболочку. Ведь ты желаешь, чтобы я выглядел вполне человекоподобно…

- Премию дают не за человекоподобие, а за конкретные достижения в определённой области!

- Но ведь ты же не определился с этой областью. Кем я должен быть: биологом, математиком, физиком?

Рой задумался.

- Знаешь, мне, в общем, неважно, кем ты станешь. Просто я должен доказать миру, а самое главное, этому зазнайке и выскочке Андрису Скотту, что киборг может самопрограммироваться…

-Ну так и доказывай, при чём здесь я?

Рой Джекинг жевал бутерброд и чуть не поперхнулся.

- А не много ли ты на себя берёшь? Без году неделя, а самомнения выше крыши!

- Мне пять месяцев, три недели и два дня! – отрапортовал Сэм. Затем он задумчиво почесал в затылке, как всегда делал Рой во время раздумий, и произнёс:

- Опять эти…как они там называются, поговорки! Какой смысл прятать истинное значение высказывания в какие-то странные словосочетания, не имеющие с ним ничего общего!

- Ну почему не имеют общего значения? Имели когда-то, да утратили.

- Это как? – удивился Сэм, смешно приподняв брови и слегка выкатив глаза.

Read more... )
nino56: (я)
http://zapovednik-2005.livejournal.com/549941.html

Пётр Данилович Донников с недавнего времени потерял сон. И всё из-за этого злополучного экзамена, который решил устроить для своих сотрудников новоявленный шеф Зукин Тимофей Павлович, свалившийся на их голову как град с ясного неба. А прежнего начальника, неожиданно отправили на повышение в Магистратуру Аномальности заведовать каким-то сверхсекретным отделом. Милейший Самсон Максимыч даже как следует не смог попрощаться со многими: сборы были спешными. Сам, как кратко и ёмко называли начальника между собой сотрудники отдела Трансформации НИИ Сказочных Преврашений , тоже был немного расстроен и обескуражен, но пообещал, что обязательно, когда разгребётся с новыми делами, пригласит всех на прощальный пикник у себя на даче.
"Новая метла" стала мести сразу и с размахом. Прежде всего, Зукин потребовал к себе досье всех сотрудников и тщательно их изучил. Потом он понаблюдал. как являются сотрудники на работу, устроил нагоняй опоздавшим, налетел на уборщицу тётю Дусю, которая не протёрла пыль у него в кабинете, и язвительно прокомментировал новый наряд секретарши Зиночки. Зиночка расплакалась в конференц -зале, швырнув кипу бумаг на стол и чередуя всхлипы с возгласами:" Этот Злюкин просто идиот!" Кличка мгновенно распространилась по всему отделу и накрепко прилипла к обидчику.
После спокойного, обстоятельно разбирающегося в любом конфликте Самсона Максимовича Уверова, жизнь отдела стала напоминать растревоженный муравейник, когда строго выверенное движение всех его обитателей становится хаотичным и бессмысленным. Ряд молодых сотрудников, не привыкших к диктату и высоко оценивающих свой айкью, подали заявление на увольнение, и Зукин тут же их подписал, что заставило других, уже переболевших страстью к перемене мест, затаиться и не высовываться в ожидании лучших времён.
Экзамен, звучно названнный проверкой на профпригодность, привел всех в состояние лёгкого ступора, а многозначительность интонации начальника и таинственность, с которой велась подготовка к нему, вызвали у подчинённых ещё большую неприязнь к засланцу Злюкину. Но тот, казалось, не замечал ни косых взглядов, ни откровенного ропота. За неделю до часа " Х" были розданы вопросы и указаны практические задания, при виде которых, многие схватились за голову. Злюкин, заметив это, отпустил язвительную шуточку насчёт самого слабого места у некоторых и гордо удалился.

Read more... )
nino56: (я)
Донников задания считал не трудными, но никак не мог себя настроить на то, что придётся колдовать перед десятками пар глаз. Колдовство - дело интимное и ответственное,ошибаться нельзя даже в таком утилитарном деле.В последний день перед экзаменом Пётр Данилович махнул рукой на свои комплексы и решил пройти прогуляться.
День оглушил его шумом машин, ослепил пестротой толпы, живой змейкой шуршащей по тротуарам улиц, блеском витрин магазинов  и оконных стёкол офисов и банков.
"Давно я не прохаживался просто так, без всякой цели, без спешки, без боязни опоздать, без  желания скорей спрятаться от этой толпы,  зарывшись в свою уютную норку, - размышлял программист, - совсем утратил чувство реальности, занимаясь своими фантомами."
Задев плечом прохожего, Донников пробормотал дежурное "извините" и продолжил свой путь.
-Пётр Данилович, Вы ли это? В час пик, на улице, один? Вы же не любили "суету городов и потоки машин".Наверняка, что-то стряслось.., - знакомые интонации на миг вернули Донникова в недавний уютный мир с Самсоном Максимовичем Уверовым.
Пожав протянутую руку, Донников  лишь  тяжело вздохнул.
Уверов посмотрел на часы и сказал:
- Здесь недалеко есть уютная кафешка. Время терпит, потому я Вас приглашаю. Перекусим, заодно и вздохи свои расшифруете! - Самсон Максимович, не дожидась обычных донниковских выражений нет, что Вы, неудобно как-то" увлёк своего бывшего сотрудника в небольшой переулок.
Кафе понравилось Донникову своей немноголюдностью, продуманным расположением столиков  и великолепным меню. Самсон Максимович сразу же отверг попытку Донникова  достать кошелёк и стал делать заказ. Программист был приятно удивлён, когда бывший шеф заказал его любимые расстегаи и двойной кофе экспрессо.
" Душа-человек, не то что этот Зукин-Злюкин,", - Донников вдруг подумал, что лично к нему новый начальник ни разу не предъявлял претензий, и было бы нечестно сгущать краски, живописуя шефа-изверга. Посему, сделав глоток кофе, Пётр Данилович изложил претензии сослуживцев, пропустив свою персону.
Уверов слушал, как всегда, внимательно, дав собеседнику высказаться по полной.
-Это моё упущение. Я лично с Зукиным не знаком, но у него прекрасные рекомендации. Мне надо было бы побеседовать с кандидатами на должнось.
- А были и другие?
- Были ещё два, но на этой кандидатуре настаивал сам Роман Петрович.
- Ну если сам Роман Петрович, то зря Вы себя корите. Роман Петрович умеет настаивать на своём.
- Умеет.  Но, если бы я что-то заподозрил, он обязательно проверил.
Уверов помолчал, а потом сказал:
- Есть у меня одна задумка, как  проэкзаменовать  вашего начальника. Он проэкзаменует вас, мы проэкзаменуем его. Судя по Вашему рассказу, пока ещё ничего ужасного не произошло. Вот Вы же ни разу на него не пожаловались? Зукин считает, что у него свои особенные методы управления коллективом.Попробуем его убедить, что особенные методы не всегда могут привести к особенным результатам...
И Самсон Максимович  посвятил Донникова в суть своего воспитательного эксперимента.
Продолжение следует...
nino56: (я)
- Не понимаю, зачем надо было присутствовать на этом конгрессе уфологов. Все их познания об инопланетных формах жизни на очень низком уровне. Земляне считают, что разумные инопланетные существа должны быть похожи только на человека, – Эрл всё ещё никак не мог привыкнуть к своей новой ипостаси, потому и злился.
– Но ты же понимаешь, что мы там были не за этим. Уфологи ведут статистику появления неопознанных летающих объектов, НЛО по–ихнему. Вдруг среди этих объектов окажется тот, который нам нужен?
- Но это сотни случаев. Нам что, все их расследовать?
- Включи логику, Эрл. Добрая половина этих наблюдений - плод воображения наблюдателей. Но ведь мы с тобой можем отличить реальные приземления НЛО от мнимых, - возразил Энол.
– Ты можешь, а я нет, - парировал Эрл.- Потому я займусь изучением Свода законов Энтропос. Элоин упорно советовал мне это сделать, хотя от этих законов скулы сводит,– и Эрл зашагал в свою земную келью, с сожалением взглянув на родную плазменную оболочку под защитным куполом. Энол хотел было возразить, но махнул рукой и пошёл к выходу из бункера – предстояла ещё одна важная встреча.
Келья Эрла отнюдь не походила на монашескую. В ней новинки земной техники соседствовали с энтропианскими: Эрл настоял на этом, мотивировав тем, что так ему легче будет понять, что же всё-таки произошло на родной планете. Энол не одобрял такое раздвоение, но решил ни в чём не мешать своему напарнику. Блаженно вытянув ноги на кушетке, Эрл погрузился в размышления. « Третий раз прочёл Свод - и ничего, ни одной стоящей мысли. Составители всего лишь ужесточили некоторые пункты прежних постановлений и добавили три новых. Наизусть выучил, но не нашёл ничего подозрительного. Странно… Ведь что-то зацепило в этих строчках Элоина. И страх… Ну, хорошо, Элоин, похоже, состоит в какой-то тайной организации и просто перестраховывается. Но простые энтропианцы? Почему они так сникли и померкли? А карантин? Раньше он был предназначен для исследователей космоса. А теперь - это ещё и форма наказания. Что или кто внушает страх?» Включённый телевизор бубнил что-то об энтропии, как вдруг слова о парадоксе демона Максвелла привлекла внимание Эрла. «Пусть у нас есть перемешанные газы из синих и красных молекул. Поставим обратно перегородку, проделав в ней небольшое отверстие, в которое посадим воображаемого демона. Его задача — пропускать слева направо только красных, и справа налево только синих. Очевидно, что через некоторое время газы снова будут разделены: все синие молекулы окажутся слева от перегородки, а все красные — справа…»
Вот оно! Разделяющий Демон! « Во избежание нежелательных эксцессов при намеренном или непредвиденном столкновении плазмоидов друг с другом не стоит приближаться на близкие расстояния…»- эта фраза из Свода Законов стройно и логично вписалась в только что изложенную теорию. Некто понижает энтропию жителей родной планеты, вот почему они движутся так упорядоченно. Вот почему погасли краски плазменных тел. Вот откуда страх и безысходность… Этот Некто – Разум, не входящий в пределы Галактического Кольца. Или входящий, но тщательно скрывающий свои намерения. Намерения отнюдь не доброжелательные, так как нарушают Кодекс Галактического Сожительства. Эрл, вдохновлённый своей догадкой, первым делом решил изучить все земные теории об энтропии, чтобы сравнить с тем, что он сам знал об этом состоянии.
                                                                                               8
Михеев с Васильевым уже битый час наблюдали за бункером после того, как оттуда вышел полковник и уехал куда-то на своей машине. Никого. Тишина и неизвестность давила, потому компаньоны решили: « Пора!» Марш–бросок был быстрым и решительным, и вот перед ними дверь бункера. Несколько минут при свете фонарика охотники за тайнами изучали строение каменной заслонки, но так и не нашли ни углубления, ни иных приспособлений, при помощи которых можно было бы войти внутрь.
- Я готов поклясться, что полковник открывает эту дверь пальцем, - бормотал Кузьмич.
– Ну да. Ведь палец у него инопланетный, - съязвил Васильев. Кузьмич насупился и замолчал.
– Ладно, не дуйся. Скорее всего, дверь с шифром. Реагирует на голос или прикосновение отпечатка пальца. Надо искать обходные пути. Обычно в таких бункерах есть запасной выход да ещё вентиляционные люки.
– Выход, скорее всего, завален, взрывали тут что-то, - обречённо произнёс Кузьмич.
– Значит, остаются люки, там должны быть решётки, их обычно маскируют, видишь, какие там заросли?- со знанием дела говорил Васильев.- Давай сейчас проведём разведку, приготовим всё необходимое, а завтра повторим вылазку.
- Разведка будет ещё та, - вздохнул Михеев, - там такие дебри с колючками…
- Так тебе уже и расхотелось со мной в разведку?
– Нет, просто маску какую что ли надеть на лицо, исцарапаемся ведь.
- А вот это идея, побудь здесь, я мигом, - Васильев метнулся в сторону леса. Вскоре он вернулся с масками пчеловода, и приятели двинулись в сторону кустарника.
                                                                                                9
Read more... )
nino56: (я)
Иван Кузьмич, потрясённый увиденным зрелищем, долго не мог уснуть, ворочался с боку на бок, вызвав недовольство супруги. - Да спи ты уже, дались тебе эти дежурства, всё неймётся на старости лет, посмешищем себя сделал…
- Много ты понимаешь, - вяло огрызнулся Михеев, решив, во что бы то ни стало докопаться до сути, проведя собственное расследование.
«Надо как-то пробраться в бункер, » - размышлял Кузьмич. – Вдруг, и правда, инопланетяне. Может, они Землю нашу хотят захватить, а тут он, Кузьмич, на страже и сообщает куда надо». «Куда надо» для Кузьмича в первую очередь означало сказать участковому. Но сказать только тогда, когда он всё проверит в бункере. Наверняка у инопланетян там командный пункт, а шары – это их роботы. В пылу своих умозаключений Михеев совсем забыл о полковнике. Это немного охладило его решимость. « И чего это я, старый дурень, распетушился? Поговорить надо с шефом, так иногда в шутку называл Михеев своего неожиданного работодателя. Мол, так и так, видел я шары, которые в бункер плыли от летающей тарелки»… Представив непроницаемое лицо полковника, Иван Кузьмич тут же поменял своё решение. « Не скажет он ничего. Военным, наверняка, тоже всё известно. А может и полковник в сговоре с этими пришельцами. Нет, самому надо искать правду. А радиация… может, это для отвода глаз. Чтоб не совались». Кузьмич вдруг вспомнил, как внук Егорка прошлым летом показывал ему счётчик то ли Геймера, то ли Гейдера, в общем, чтобы эту радиацию измерять. Выменял у кого-то из старшеклассников и просил у деда разрешения измерить радиацию у бункера. Кузьмич тогда этот счётчик конфисковал, спрятал в сундук и благополучно забыл о его существовании. Внук быстро охладел к этой затее, а вскоре уехал: каникулы закончились, как всегда, неожиданно. «Вот и проверим эту самую радиацию, - мысли Михеева стали приобретать чёткие контуры, - а поможет мне лесник Антон Васильев. Он в ракетных войсках служил, до сих пор под подпиской о неразглашении. Попробую его привлечь, вдвоём и надёжнее и сподручнее». Иван Кузьмич успокоился и вскоре захрапел, разбудив свою дражайшую половину.
                                                                                  5
- Как они это носят?- возмущался Эрл. Тело никак не хотело слушаться нового хозяина.
– Терпение, мой друг, терпение, - снисходительно поучал Энол. С его помощью ты получишь невероятный спектр ощущений. Может быть, тебе захочется однажды сюда вернуться. Навсегда. – Ты шутишь? – Ничуть. Эта оболочка, может, не так совершенна, как наша, и в ней много лишних функций, но это только на наш взгляд. Я не испытал и сотой доли того, что испытывают земляне. Когда мы выполним свою миссию, я хочу продолжить здесь свои исследования.
– Но ведь Центр считает гуманоидные формы разума бесперспективными, - возразил Эрл.
- Это ещё вопрос, какая форма бесперспективная. Видишь, какой уязвимой оказалась наша цивилизация.
– Я одного не пойму, - задумчиво просигналил Эрл, - почему Межгалактический Центр ничего не знает о проблемах Энтропос. Ведь должен же был наш Совет об этом уведомить.
– Должен был, но не уведомил. О причинах мы можем только догадываться. Ладно. Займёмся речевой подготовкой. Здесь ты тоже получишь массу незабываемых впечатлений.
– Да уж, догадываюсь, но я готов, лишь бы скорее найти то, не знаю что…
- Ты делаешь успехи. Это одна из земных поговорок.
- Да? А я думал, что это формула нашего секретного задания.
Эрл впервые за многие циклы работы ощущал свою беспомощность. Его начинала злить безмятежность Энола, который явно давал понять, что теперь все нити в его руках, и осталось только распутать этот клубок. А какие нити? Только Свод законов… «Может, в нём и кроется разгадка? Почему понадобилось менять законы, которые не менялись на протяжении сотен циклов? Почему там столько нелепостей, и никто не возмущается? Почему запрещены таблицы Эзида? Ох, придётся полюбить судебную казуистику. Полюбить до последнего абзаца, до самого мелкого знака, а пока вперёд, на штурм речевых оборотов одного из многочисленных языков Земли, который считается самым многозначным. Энол уже докладывал ему, что Нечто спрятано именно в здешних краях, но не объяснил, откуда такая уверенность. Впрочем, рано или поздно, ему придётся выложить всё, о чём пока молчит. Осторожничает, присматривается, хотя, может, и прав. Нельзя ошибиться». С этими мыслями Эрл тяжело прошагал в капсулу обучения.
                                                                                           6
Лесник встретил Кузьмича настороженно. Неспроста явился сторож ОПС, явно хочет что-то выведать, но Антон Андреевич Васильев тайны хранить умеет. Васильев – человек–кремень, а Михеев – пустобрёх. Одни заявления о летающих тарелках чего стоят! На самом деле лесник в глубине души завидовал Михееву. Ему очень хотелось побывать в бункере, но Иван Кузьмич службу нёс исправно и не отлучался ни на минуту. Ночью же в бункер идти было как-то боязно, тем более, что полковник чаще всего в бункере появлялся именно ночью – это Васильев выяснил, наблюдая за объектом из бинокля со своего укрытия, которое он оборудовал по всем правилам военной науки.
- Проходи, - отрывисто сказал Васильев, глядя на нерешительно топчущегося в дверях Михеева. Иван Кузьмич поздоровался и прошёл к столу, молча поставив на него бутылку. Лесник понял, что разговор ожидается серьёзный, также молча проследовал на кухню и вынес оттуда немудрёную закуску.
– Хорошие у тебя огурчики, Андреич, у моей Пелагеи в этом году засол не удался,- подпустил лести Михеев, чтобы разрушить затянувшееся молчание. Лесник, задумчиво хрустя огурцом, буркнул в ответ что-то неразборчивое. « Дурак я, задел человека за живое», - опомнился Иван Кузьмич: Васильев жил бобылём в лесной сторожке уже третий год - жена подала на развод, не захотев переехать из города в эту глушь.
- Ладно, чего ходить вокруг да около, дело у меня к тебе, Андреич. Васильев, отбросив показное равнодушие, с интересом взглянул на собеседника .
– Говори. Сторож собирался с мыслями.
– Понимаешь, видел я кое-что и хотел бы проверить, а вдвоём, сам знаешь, и в разведку лучше.
- Ты о летающих тарелках? - Дались вам всем эти тарелки,- в сердцах произнёс Иван Кузьмич.
- Болтал бы поменьше, тогда бы и разговоров не было.
- А сам ты, например, веришь в них, или нет?- Михеев во все глаза глядел на лесника, понимая, что от ответа лесника будет зависеть дальнейший разговор
. – Скажем так, верю, что есть что-то, недоступное нашему пониманию,- уклончиво и несколько витиевато ответил Васильев. Слово «верю» оказалось решающим, и Иван Кузьмич выложил всё, что знал и предполагал. Лёд недоверия растаял, и они договорились совершить вылазку в бункер следующей ночью, предварительно обговорив все детали.
- Да, чуть не забыл, - уже на пороге сказал сторож,- ты этой штукой умеешь пользоваться?
- Счётчик Гейгера? Откуда он у тебя?
- Неважно. Так умеешь или нет?
- Знаком. Только источник радиации, скорее всего, не снаружи, а внутри, и надёжно упакован.
– Нас это не остановит, горделиво произнёс Кузьмич и удалился.

Продолжение следует..
                                                                                   
nino56: (я)
Попытка фантастического рассказа. За него я получила изрядную долю критики и, в общем,  неплохие баллы. Не хватило буквально несколько для приёма в сообщество....
                                                                                                  1
- И сослать на планету Земля,  сроком на один земной год,  с пребыванием в карантине в течение  двух циклов  после возвращения…                                                                                                                                           
Фраза о карантине на время заслонила  Эрлу сам приговор. Нежно–салатовая оболочка плазмоида  стала фиолетовой  и искрящейся от возмущения.   Охранники угрожающе протянули к нему щупальца-протуберанцы,  призывая успокоиться.                                                                                     
  – Мне жаль, Эрл, но ты нарушил первый и пятый пункты  Кодекса Спокойствия. Кроме того, было оказано сопротивление Блюстителям, а при обыске найдены  таблицы кварковой теории  Эзида, запрещённой пунктом седьмым Кодекса Знаний… - мыслеграмма  Элоина  показалась Эрлу неискренней, и он  блокировал приём  сигнала.                                                                                                                                                                         
 Да,  Элоин изменился с тех пор, как вошёл в Совет Благоденствия  Энтропос.  Впрочем, сама родная планета показалась Эрлу другой.  Десять циклов, проведённых им на Тау Кита по заданию Межгалактического Центра, были полны напряжённой исследовательской работы, поэтому Эрл почти не следил за новостями.  Прибыв домой, он  первым делом направился в Нирвану, где расслаблялся после длительных  космических командировок. Здесь всегда  можно было получить подпитку для истощённой плазменной оболочки, уединиться в капсуле Одиночества,  блаженно взирая на кварково-глюонную  цветомузыку и слушая зов космических сфер. Наконец, можно было просто встретиться со старыми друзьями,  помыслеграммить   с ними о том, о сём, обсудить новости  Галактического Кольца  и  Энтропос.  Эрл искренне обрадовался, встретив в Нирване Элоина. Но тот вёл себя напряжённо, попросил капсулу на двоих, где, первым делом, провёл каким-то странным прибором  по стенам, и лишь тогда, сообщив о своём  назначении, попросил внимательно  изучить новый Свод законов планеты  Энтропос.                                                                                            
Эрл был в недоумении. Свод законов он так и не открыл:  потребовали срочно составить отчёт  о проделанной работе. По вечерам, выходя на улицу и глядя на энтропианцев,  спешащим по своим делам он пытался понять, что же не так в этой обычной суете. И наконец, его осенило:  исчезла хаотичность. Движение выглядело строго упорядоченным. Исчезла яркость  - цветовая гамма плазменной  оболочки  жителей Энтропос  всегда была очень красочной - а сейчас выглядела приглушённой и почти однородной.                                                                                                              
 Отправив отчёт в Центр,  Эрл задумался.  Элоин явно чего-то боится. Что это за  новый Свод?                                                                                                                                                                                 
   Сухие строки законов  Свода навеяли на Эрла тоску.  Многое показалось  просто абсурдным, и он решил прогуляться. Та прогулка  стоила ему свободы.                                                                                                         
Вспоминая  в Ограничителе  до мельчайших подробностей свой злосчастный променад, Эрл так и смог понять, что же он нарушил. Да, нагрубил служителю Нирваны, отказавшему ему в дополнительной подпитке. Но ведь потом извинился. Да, приблизился на опасное расстояние к двум плазмоидам,  упорно следовавшим   за ним по пятам. Но ведь хотел только припугнуть. Оказал сопротивление Блюстителям? Да какое там сопротивление, они вырубили его со второй попытки. Таблицы Эзида? Но ведь именно Эзид объяснил строение плазменной оболочки энтропианцев.  Мыслеграмма, отправленная   Элоину,  так и осталась без ответа.                                                                                                                                                              Эрл знал, что больше всего провинившиеся  жители планеты боятся карантина.  Мыслеграммили, что там каким-то образом  воздействуют на сознание. В ссылку отправляли редко и лишь в пределах Галактического Кольца. Земля  не входила в его состав из-за удалённости. Органическая форма жизни на этой планете делала невозможным пребывание  на ней плазмоидов  без специальной защиты.  Ссылка туда – это безумие, и, тем не менее, для него самая, что ни на есть, реальность…                                                                                                                                                                                           
 За два периода до исполнения приговора,   Элоин  появился в Ограничителе опять  со своим прибором.   «Боится прослушки, - понял Эрл,- плохи дела на планете Энтропос.                                 
  – Да, боюсь. Многое я тебе не смогу объяснить. Но то, что ты должен знать,  сообщу. Прости, что не мог тебе поведать всё до прилёта, слишком большой риск. Ссылка – это задание, Эрл. Если бы я не был в тебе уверен, гулял бы ты сейчас  по нирванам.  Мы рассматривали и другие кандидатуры, но у тебя большой опыт исследований разнообразных форм жизни.                                                                 
 – Кроме органической, - напомнил Эрл.                                                                                                                               
  - Да, и именно это позволит тебе мыслить нестандартно.    Защитная капсула на Земле тебе не пригодится, для проживания там  будешь использовать тело человека,  да сбрось ты свою синьку, будь внимателен.   Энтропианец  Энол  встретит тебя,  все инструкции  получишь  от него.                                  
– А  карантин?                                                                                                                                                                                 
 – Карантин будет.  Не бойся, это обычная процедура после возвращения с  чужих планет.  Удачи, друг! Да, и новый Свод законов изучи  обязательно, особенно изменения.   Элоин протянул ему свой протуберанец, сверкнул  зеленоватыми искрами   и скрылся, оставив Эрла наедине  со своими догадками.
                                                                                                      2

- Ишь,   разлетались, неугомонные, - ворчал сторож Михеев,  глядя в звёздное небо. – Уже вторая. Первая почти год назад приземлилась.                                                                                                               
 Иван Кузьмич Михеев был трезв, как стёклышко.  Старый заброшенный бункер, который он охранял, называл не иначе, как  ОПС – объект повышенной секретности. К работе он относился со всей серьёзностью: охотничье ружьё, извлечённое из сундука под амбарным замком, - тому подтверждение.  Службу Михеев нёс днём, но порой, когда ему не спалось, он брал свою берданку  и шёл на свой наблюдательный пункт – небольшую вышку.  Кузьмич всем говорил, что нанял его военный в чине полковника, приказав никого не пускать внутрь, особенно пронырливых мальчишек. Сельчане и верили,   и нет: бункер остался от расформированной воинской части, так что вполне походило на правду – зарплату Михеев получал исправно. Взрослые предпочитали к объекту не соваться: шёл слух о повышенной радиоактивности, но мальчишек тянуло туда, как магнитом, посему назначение Кузьмича родители сорванцов одобряли. Но втихомолку они подсмеивались над безобидным стариком, особенно тогда, когда он начинал говорить о летающей тарелке.                                                                                                                                                                       
 – Иду я как-то поздно вечером от Митрофанова, темно, хоть глаз выколи. И вдруг свет над полем, яркий такой, белый. Смотрю: а она, точь в точь такая, как в фильме американском, висит.                            
– Кузьмич, а чего это ты к Митрофанову так поздно ходил?                                                                                            
- Чего, чего…  - ворчал старик, - надо было.                                                                                                                  
– А инопланетяне тоже такие, как в фильме?                                                                                                                    
- Не, инопланетян я не видел. Шар изумрудный выкатился, а потом он стал, как синька, тарелка  рванула вверх, а шар в бункер покатился. После этого военный меня и нанял. Должно быть, эксперименты проводят.                                                                                                                                                                               
Михеев и сам не особо верил в инопланетян. Кроме того, шёл он тогда от Митрофанова в крепком подпитии, может,  и померещилось про шар. Но тарелка была точно, ибо хмель тогда с него как рукой сняло: ночью разбуди, он её с закрытыми глазами нарисует.                                                               
 И сейчас, глядя на приближающуюся звезду, сторож Михеев не удивился, ибо это твёрдо укладывалось в понятие:   эксперимент проводят. Снова всё  повторилось: яркий свет, огромная тарелка над полем, изумрудный шар, синеющий на глазах…Но было такое, что заставило сторожа вздрогнуть: тяжёлая бетонная заслонка входа в бункер  легко отошла в сторону, оттуда выкатился шар  красного цвета  и покатился навстречу синему. Вскоре оба шара исчезли в бункере, оставив старика в размышлениях по поводу,  до чего же дошёл прогресс.
                                                                                                      3
Read more... )
                                                                               

       Продолжение следует


 
nino56: (я)
Так как теперь уже можно, печатаю в своём журнале конкурсный текст.Немного не дотянула. В принципе, сейчас вижу свои ляпы, и посему ещё раз убеждаюсь: коней  замысел на переправе не меняют...

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

- И сослать на планету Земля, сроком на один земной год, с пребыванием в карантине в течение двух циклов после возвращения…
Фраза о карантине на время заслонила Эрлу сам приговор. Нежно–салатовая оболочка плазмоида стала фиолетовой и искрящейся от возмущения.
Охранники угрожающе протянули к нему щупальца-протуберанцы, призывая успокоиться.
– Мне жаль, Эрл, но ты нарушил первый и пятый пункты Кодекса Спокойствия. Кроме того, было оказано сопротивление Блюстителям, а при обыске найдены таблицы кварковой теории Эзида, запрещённой пунктом седьмым Кодекса Знаний… - мыслеграмма Элоина показалась Эрлу неискренней, и он блокировал приём сигнала.
Да, Элоин изменился с тех пор, как вошёл в Совет Благоденствия Энтропос. Впрочем, сама родная планета показалась Эрлу другой. Десять циклов, проведённых им на Тау Кита по заданию Межгалактического Центра, были полны напряжённой исследовательской работы, поэтому Эрл почти не следил за новостями. Прибыв домой, он первым делом направился в Нирвану, где расслаблялся после длительных космических командировок. Здесь всегда можно было получить подпитку для истощённой плазменной оболочки, уединиться в капсуле Одиночества, блаженно взирая на кварково-глюонную цветомузыку и слушая зов космических сфер. Наконец, можно было просто встретиться со старыми друзьями, помыслеграммить с ними о том, о сём, обсудить новости Галактического Кольца и Энтропос. Эрл искренне обрадовался, встретив в Нирване Элоина. Но тот вёл себя напряжённо, попросил капсулу на двоих, где, первым делом, провёл каким-то странным прибором по стенам, и лишь тогда, сообщив о своём назначении, попросил внимательно изучить новый Свод законов планеты Энтропос.
Эрл был в недоумении. Свод законов он так и не открыл: потребовали срочно составить отчёт о проделанной работе. По вечерам, выходя на улицу и глядя на энтропианцев, спешащим по своим делам он пытался понять, что же не так в этой обычной суете. И наконец, его осенило: исчезла хаотичность. Движение выглядело строго упорядоченным. Исчезла яркость - цветовая гамма плазменной оболочки жителей Энтропос всегда была очень красочной - а сейчас выглядела приглушённой и почти однородной.
Отправив отчёт в Центр, Эрл задумался. Элоин явно чего-то боится. Что это за новый Свод?
Сухие строки законов Свода навеяли на Эрла тоску. Многое показалось просто абсурдным, и он решил прогуляться. Та прогулка стоила ему свободы.
Вспоминая в Ограничителе до мельчайших подробностей свой злосчастный променад, Эрл так и смог понять, что же он нарушил. Да, нагрубил служителю Нирваны, отказавшему ему в дополнительной подпитке. Но ведь потом извинился. Да, приблизился на опасное расстояние к двум плазмоидам, упорно следовавшим за ним по пятам. Но ведь хотел только припугнуть. Оказал сопротивление Блюстителям? Да какое там сопротивление, они вырубили его со второй попытки. Таблицы Эзида? Но ведь именно Эзид объяснил строение плазменной оболочки энтропианцев. Мыслеграмма, отправленная Элоину, так и осталась без ответа.
Эрл знал, что больше всего провинившиеся жители планеты боятся карантина. Мыслеграммили, что там каким-то образом воздействуют на сознание. В ссылку отправляли редко и лишь в пределах Галактического Кольца. Земля не входила в его состав из-за удалённости. Органическая форма жизни на этой планете делала невозможным пребывание на ней плазмоидов без специальной защиты. Ссылка туда – это безумие, и, тем не менее, для него самая, что ни на есть, реальность…
За два периода до исполнения приговора, Элоин появился в Ограничителе опять со своим прибором.
«Боится прослушки, - понял Эрл,- плохи дела на планете Энтропос.
– Да, боюсь. Многое я тебе не смогу объяснить. Но то, что ты должен знать, сообщу. Прости, что не мог тебе поведать всё до прилёта, слишком большой риск. Ссылка – это задание, Эрл. Если бы я не был в тебе уверен, гулял бы ты сейчас по нирванам. Мы рассматривали и другие кандидатуры, но у тебя большой опыт исследований разнообразных форм жизни.
– Кроме органической, - напомнил Эрл.
- Да, и именно это позволит тебе мыслить нестандартно.
Защитная капсула на Земле тебе не пригодится, для проживания там будешь использовать тело человека, да сбрось ты свою синьку, будь внимателен.
Энтропианец Энол встретит тебя, все инструкции получишь от него.
– А карантин?
– Карантин будет. Не бойся, это обычная процедура после возвращения с чужих планет. Удачи, друг! Да, и новый Свод законов изучи обязательно, особенно изменения.
Элоин протянул ему свой протуберанец, сверкнул зеленоватыми искрами
и скрылся, оставив Эрла наедине со своими догадками.
2

- Ишь, разлетались, неугомонные, - ворчал сторож Михеев, глядя в звёздное небо. – Уже вторая. Первая почти год назад приземлилась.
Иван Кузьмич Михеев был трезв, как стёклышко. Старый заброшенный бункер, который он охранял, называл не иначе, как ОПС – объект повышенной секретности. К работе он относился со всей серьёзностью: охотничье ружьё, извлечённое из сундука под амбарным замком, - тому подтверждение. Службу Михеев нёс днём, но порой, когда ему не спалось, он брал свою берданку и шёл на свой наблюдательный пункт – небольшую вышку. Кузьмич всем говорил, что нанял его военный в чине полковника, приказав никого не пускать внутрь, особенно пронырливых мальчишек. Сельчане и верили, и нет: бункер остался от расформированной воинской части, так что вполне походило на правду – зарплату Михеев получал исправно. Взрослые предпочитали к объекту не соваться: шёл слух о повышенной радиоактивности, но мальчишек тянуло туда, как магнитом, посему назначение Кузьмича родители сорванцов одобряли. Но втихомолку они подсмеивались над безобидным стариком, особенно тогда, когда он начинал говорить о летающей тарелке.
– Иду я как-то поздно вечером от Митрофанова, темно, хоть глаз выколи. И вдруг свет над полем, яркий такой, белый. Смотрю: а она, точь в точь такая, как в фильме американском, висит.
– Кузьмич, а чего это ты к Митрофанову так поздно ходил?
- Чего, чего… - ворчал старик, - надо было.
– А инопланетяне тоже такие, как в фильме?
- Не, инопланетян я не видел. Шар изумрудный выкатился, а потом он стал, как синька, тарелка рванула вверх, а шар в бункер покатился. После этого военный меня и нанял. Должно быть, эксперименты проводят.
Михеев и сам не особо верил в инопланетян. Кроме того, шёл он тогда от Митрофанова в крепком подпитии, может, и померещилось про шар. Но тарелка была точно, ибо хмель тогда с него как рукой сняло: ночью разбуди, он её с закрытыми глазами нарисует.
И сейчас, глядя на приближающуюся звезду, сторож Михеев не удивился, ибо это твёрдо укладывалось в понятие: эксперимент проводят. Снова всё повторилось: яркий свет, огромная тарелка над полем, изумрудный шар, синеющий на глазах…Но было такое, что заставило сторожа вздрогнуть: тяжёлая бетонная заслонка входа в бункер легко отошла в сторону, оттуда выкатился шар красного цвета и покатился навстречу синему. Вскоре оба шара исчезли в бункере, оставив старика в размышлениях по поводу, до чего же дошёл прогресс.
3

Энол плыл по коридорам бункера, петляя то вправо, то влево. Эрл еле поспевал за ним: земная сила тяжести давала о себе знать. Наконец, нырнув в какую-то нишу, они очутились в помещении, чем-то напоминающим капсулы энтропианцев.
– Да, да, похожа. Здесь можно снять защиту, атмосферный состав такой же, как на Энтропосе, и сила тяжести тоже, - Энол ловко избавился от энергетической защиты, наблюдая, как безуспешно это пытается сделать Эрл.
- Давай помогу, - и щупальцами легко стянул прозрачную плёнку с растерявшегося товарища.
Эрл осмотрелся. Похоже на кабину космического корабля: ряды мигающих панелей, экраны, на одном из которых была изображена звёздная карта Галактики, на другом - объёмная модель планеты Земля.
– Ну что же, будем считать, что знакомство состоялось, а теперь по порядку. Свой естественный облик мы можем принять только здесь, в остальных случаях будем использовать человеческое тело. Люди не умеют передавать мысли на расстояние, они издают специальные звуки при помощи своего речевого аппарата, это у них называется разговаривать. Обучаются этому долго, поэтому тебе придётся пройти ускоренный курс. Мыслеграммами мы будем обмениваться при помощи чипа. Человеческое тело очень уязвимо, поэтому его надо беречь. Многие его функции могут нам показаться бесполезными, но мы не у себя дома, да и не для этого сюда посланы. На Земле я уже десять циклов, что равняется одному земному году, но пока успел узнать немногое. Надеюсь, Элоин сделал правильный выбор, и с твоей помощью мы сможем понять, что же происходит на Энтропосе, и почему разгадка всему здесь на Земле.
За свою долгую исследовательскую деятельность Эрл приучил себя ничему не удивляться. Но тут он не сдержал изумления, увидев тело, в которое ему придётся облачиться. Эмоции энтропианцы выражают цветом: радужная палитра Эрла позабавила Энола, и он тут же промыслеграммил:
- Тебе ещё многому придётся удивляться. Главное, чтобы ты ни на миг не забывал, для чего мы здесь находимся.
И энтропианцы, издавая лёгкий треск и свечение, поплыли в ещё одну открывшуюся нишу.
4

Read more... )

Profile

nino56: (Default)
nino56

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45 67 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios